Барьеры

Известный летчик-испытатель Марк Галлай, рассуждая о своей профессии, пишет: «Шагу нельзя ступить в нашем деле без того, чтобы не столкнуться с очередной морально-этической проблемой!» Это при связи: человек — машина — человек. А в медицине, где контакт человека с человеком осуществляется напрямую, естественно, количество морально-этических проблем и их острота неизмеримо возрастают.

С древнейших времен некоторые врачи, государственные деятели, философы и писатели пытались очертить эти взаимоотношения, ввести их в определенные рамки. Пожалуй, ни одна другая профессия не знает такого количества наставлений, правил, обещаний и даже клятв, сколько их за долгие века существования медицины было написано для врачебного сословия.

Наибольшее влияние на формирование облика врача, его взаимоотношения с больными оказали гуманные мели, содержащиеся в сочинениях выдающегося врача древности — Гиппократа. Для примера приведем небольшой отрывок из главы «О благоприличном поведении»: «... врач-философ равен богу. Да и немного, в самом деле, различия между мудростью и медициной, и все, что ищется для мудрости, все это есть и в медицине, д именно: презрение к деньгам, совестливость, скромность, простота в одежде, уважение, суждение, решительность, опрятность, изобилие мыслей, знание всего того, что необходимо для жизни...»

Несмотря на то, что слова эти были произнесены 25 веков назад, многое, чему учил Гиппократ, звучит весьма современно: «... В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, несправедливого и пагубного ...Что бы я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том. считая подобные вещи тайной...»

Читая Гиппократа, ловишь себя на мысли, что хороший врач древности по своему внутреннему облику мало отличается от хорошего врача сегодняшних дней. У нашего современника просто больше возможностей для распознавания и лечения болезней.

Однако в понятие «врачебная этика» в прошлом часто включались и рассуждения о личных и сословных интересах врачей. В обществе, основанном на принципе купли-продажи, врач невольно превращается в предпринимателя, продающего свои услуги и наживающего капитал за счет пациентов. В «Путеводителе врача» — сочинении X века — сказано: «...Посети больного, когда ему сделалось очень дурно. В это время столкуйся с ним о гонораре, ибо, когда больной выздоровеет, он все забудет». Меркантильная сторона медицины сегодня особенно явно проявляется в странах капитала. Один из руководителей Американской медицинской ассоциации Ф. Дикинсон откровенно заявляет: «Врач — это фактически мелкий предприниматель... он продает свои услуги, поэтому и заинтересован в бизнесе, подобно любому другому, продающему свой товар». А американский публицист Ф. Дж. Кук даже назвал свою книгу о здравоохранении в США «Заговор против пациента».

Как положено между сторонами, совершающими сделку, законоположением испокон веков регламентировались права и ответственность врача и пациента. Так, по законам многих древних государств за неуспешное лечение больного врач должен был выплачивать денежный штраф, а в Древнем Вавилоне за это же прегрешение его могли казнить.

Но, как правило, до ответственности дело не доходило, особенно когда неудачное лечение касалось людей простого звания. Об этом едко писал Мольер в «Мнимом больном», вложив в уста доктора Диафаруса такой откровенно циничный монолог:
«...Должность врача, состоящего при великих мира сего, никогда не привлекала меня, мне всегда казалось, что лучше всего для нас, грешных, держаться простых смертных. С ними куда легче. Вы ни перед кем не отвечаете за свои действия: надо только следовать правилам науки, не заботясь о том, что из этого получится. А с великими мира сего это очень хлопотливо: когда они заболеют, они непременно хотят, чтобы врач вылечил их ...»

Однако это, конечно, шутка. Когда Карл IX высказал пожелание своему придворному хирургу Амбруазу Паре, чтобы его лечили лучше, чем простолюдинов, тот мужественно возразил: «Нет, ваше величество, это невозможно! Я бедняков лечу так же тщательно, как королей».

По меткому выражению академика Б. В. Петровского, квалификация врача — это не только его знания, его профессиональный опыт, но и особые качества души.

О том, какое значение придают пациенты общечеловеческим качествам своего доктора, свидетельствуют результаты опроса, проведенного несколько лет назад польскими социологами: у известного специалиста хотели бы лечиться только 39,5%, а у врача, который не пользуется такой славой, но отличается сердечным подходом к пациенту, — 60,3% из 3200 человек, ответивших на анкету.

В связи с этим вспоминаются высказывания Антуана де Сент-Экзюпери. Предвидя технизацию и автоматизацию медицины, он не без грустной иронии писал: «Я верю, настанет день, когда больной неизвестно чем человек отдастся в руки физиков. Не спрашивая его ни о чем, эти физики возьмут у него кровь, выведут какие-то постоянные, перемножат их одна на другую. Затем, сверившись с таблицей логарифмов, они вылечат его одной единственной пилюлей. И все же, если я заболею, то обращусь к какому-нибудь старому сельскому врачу. Он  взглянет на меня уголком глаза, пощупает пульс и живот, послушает. Затем кашлянет, раскурив трубку, потрет подбородок и улыбнется мне, чтобы лучше утолить боль. Разумеется, я восхищаюсь наукой, но я восхищаюсь и мудростью».

Формирование морально-этических принципов врачевания происходит не только (и не столько) по наставлениям и клятвам, как под влиянием живого примера врачей старших поколений.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9