Депрессивные синдромы

Депрессивные синдромы характеризуются тремя основными симптомами, так называемой депрессивной триадой: пониженным  настроением, замедлением мышления и двигательной заторможенностью. Наиболее постоянным и важным компонентом триады, особенно при легких депрессиях — гипотимиях, чаще всего приводящих к самоубийству, является пониженное настроение. Поэтому, так важно начать лечение депрессии как можно скорее, чтобы исключить риск суицидальных попыток.

При гипотимиях пониженное настроение проявляется обычно жалобами на слабость, вялость, лень, бессилие, угнетенность, грусть. Больные не верят в свои силы, преувеличивают реальные трудности и в то же время упрекают себя за малодушие, невозможность «взять себя в руки». Многие из них одновременно жалуются на тягостное ощущение своей психической измененности. Они говорят, что потеряли возможность радоваться различным личным или общественным событиям, менее полно воспринимают окружающее, потеряли ко многому интерес. Это — меланхолическая деперсонализация. Легкие депрессивные состояния сопровождаются нередко слезливостью, раздражительностью, ворчливостью, обидчивостью. Мыслительная деятельность при них замедлена, обеднена, утрачен образный компонент мышления, в сознании преобладают непроизвольно возникающие тягостные по своему содержанию мысли, в которых прошлое и настоящее представляется только как неудачи и ошибки, а будущее кажется бесцельным. Больным трудно, а иногда даже совсем невозможно сосредоточиться, думать, вспоминать что-либо другое, не имеющее отношения к их настоящему самочувствию.



При гипотимии больные малоподвижны, движения замедлены. Сознание болезни, иногда преувеличенное, сохранено у этих больных всегда.

При усилении болезненных расстройств появляется аффект тоски, и нередко сопровождающийся болевыми ощущениями в области груди или живота,— так называемая предсердечная тоска. Чаще всего больные описывают свое тоскливое настроение такими словами: «болит душа», «душу сдавило», «в душе жгучая боль», «тоска давит», «щемящая тоска», «душу от тоски рвет на части». Видоизменяется и меланхолическая деперсонализация. Больные начинают жаловаться на ощущение внутреннего опустошения, полное равнодушие, исчезновение всех чувств, даже по отношению к близким,— так называемая мучительная психическая анестезия. В этом состоянии больные говорят о том, что окаменели, одеревенели, сделались тупыми, безжалостными. Это — анестетическая депрессия.

В других случаях больные говорят об ощущении измененности внешнего мира — «свет померк, листва поблекла, солнце стало светить менее ярко, все отдалилось и замерло, время остановилось» — так называемая меланхолическая дереализация. Нередко деперсонализационные и дереализационные расстройства сосуществуют одновременно. При углублении депрессии видоизменяется и самооценка. Самоупреки сменяются бредом. Больные начинают обвинять себя в различных преступлениях, разврате, эгоизме, черствости, требуют над собой «справедливого суда» и «заслуженной расправы», говорят, что недостойны внимания, зря занимают место в больнице — депрессивный бред самообвинения и самоуничижения. Разновидностью депрессивного бреда является также бред разорения и обнищания, особенно частый у больных пожилого возраста — «не хватит средств для прожития, продукты питания расходуются не экономно, хозяйство пришло в упадок» и т. п. Нередко в основе депрессивного бреда может лежать какой-нибудь действительный повод, но всегда ничтожный, не соответствующий тому, чего боятся или в чем обвиняют себя больные. Двигательные расстройства могут достигать в этих случаях интенсивности депрессивного субступора и даже ступора. Характерен внешний облик таких больных — они бездеятельны, безмолвны, малоподвижны, часами сидят в согбенной позе или лежат неподвижно. Выражение лица скорбное и однообразное. Если обращаются к ним с вопросом, отвечают односложно, часто шепотом, после пауз. От депрессивного ступора необходимо отличать апатическое состояние. Апатический (адинамический, аспонтанный) синдром — отсутствие побуждений к деятельности в сочетании с бессилием и безучастностью как к окружающему, так и к собственному состоянию. При апатическом синдроме не бывает бреда, тоски, галлюцинаций, как это может быть при депрессивном ступоре. Больные целыми днями могут неподвижно и молча лежать или сидеть, почти не меняя позы, не обращая внимания на окружающих. На вопросы отвечают обычно: «да, нет» или же односложным вопросом. Нередко больной смутно сознает ненормальность своего состояния.

Особенно интенсивны симптомы депрессии — и в легких, и в выраженных случаях — в утренние часы, в то время как во вторую половину дня или вечером обычно может быть объективное и субъективное улучшение самочувствия. Это отличает их от астенических состояний, при которых самочувствие ухудшается всегда  к вечеру.

Наряду с перечисленными вариантами депрессивных синдромов, являющихся   типичными,   существует ряд атипичных депрессивных синдромов.

Дисфорическая депрессия (дисфория) характеризуется сочетанием пониженного, тоскливого или тоскливо-тревожного настроения с различно выраженной раздражительностью, переходящей нередко в злобу с агрессивными действиями. В состоянии дисфории больные не находят себе места, испытывают неодолимую потребность в движении, становятся навязчивыми и назойливыми, придирчивыми, нетерпеливыми, всем недовольными. Нередко во время дисфории больные пытаются покончить с собой. Обычно изменения настроения при дисфориях возникают остро и могут так же исчезать. Их продолжительность колеблется обычно от нескольких часов до нескольких дней — недели. Изредка дисфории продолжаются в течение ряда месяцев.



При ажитированной депрессии тревожно-тоскливое настроение сочетается с речевым и двигательным возбуждением.

О наличии ажитированной депрессии свидетельствуют в первую очередь такие высказывания больных, в которых говорится о том, что либо их самих, либо их близких вскоре постигнет несчастье или катастрофа. Тревога может быть беспредметной — больной, оставаясь в неведении будущего, все время ждет беды; в других случаях тревога конкретна — «расстреляют», «убьют», «выбросят на мороз». Больные обычно много говорят. Их высказывания крайне однообразны, содержание их отражает господствующее настроение и бредовые идеи. Речь состоит из коротких фраз, отдельных слов, нередко сопровождается оханьем, стонами, причитаниями. Постоянна склонность больных повторять с тревогой много раз подряд без перерыва какое-нибудь слово или короткую фразу — тревожная вербигерация. Двигательное возбуждение (ажитация) проявляется неусидчивостью, постоянной ходьбой, частой сменой позы. Многие больные говорят, что не могут найти места, что их что-то «подмывает» ходить. Речедвигательное возбуждение усиливается при разговорах с больными. Иногда ажитация внезапно принимает характер исступленного возбуждения с самоистязанием и попытками убить себя — меланхолический раптус. При нерезко выраженной ажитации важным признаком, указывающим на ее существование, является заламывание больными пальцев рук.

Ажитированная депрессия может сопровождаться меланхолической деперсонализацией, психической анестезией, бредом самообвинения, самоуничижения и разорения. Кроме того, ей свойственны и другие бредовые картины. Чаще всего бред обвинения — больной признает себя виноватым, но одновременно считает, что его вина преувеличена и что ему несправедливо приписываются отрицательные качества и поступки, ему не свойственные. Обычно бред обвинения сочетается с аффективными, т. е. возникающими только при подавленном настроении, иллюзиями, в первую очередь вербальными (слуховыми) — в разговорах окружающих больные слышат обвинения в свой адрес. Встречается также и ипохондрический бред. В ряде случаев, особенно у больных после 45—50 лет, депрессивный бред принимает характер громадности и отрицания — так называемый бред Котара: больной — «Иуда, Каин, погубил весь мир, из-за него не было урожая, все засохло, остыла Земля» и т. д. В других случаях отрицание и громадность касаются организма больного— «сгнил кишечник, мозг, легкие, нет крови, мышц, нервов», но тем не менее больной считает, что не умрет и будет мучиться вечно.

Ипохондрическая депрессия. Больные жалуются на неприятные и болевые ощущения в различных частях тела, высказывают то опасения, то твердую убежденность в наличии у них серьезного соматического заболевания — рака, туберкулеза, сифилиса. Настроение обычно понижено — тревожное, с раздражительностью   и недовольством.

Все депрессивные состояния всегда сопровождаются отчетливыми соматическими изменениями, которые нередко могут возникнуть задолго до появления аффективных расстройств. Это прежде всего понижение аппетита и вкуса вплоть до полной их потери, похудание, ухудшение тургора тканей. Поэтому больные с депрессивными синдромами выглядят старше своих лет. Обычны расстройства ночного сна. У женщин постоянны нарушения менструального цикла.