Азбука врачевания: первым делом не навреди!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Каждая медаль имеет свою оборотную сторону. Так и врач, как это ни парадоксально, может явиться не только целителем болезни, но и причиной ее развития. Сказанное на первый взгляд может показаться абсурдом. Как это врач — человек, призванный лечить болезни, устранять страдания, сам может оказаться виновником развития заболевания у людей?

К сожалению, и такое встречается. Целый ряд действий врача может привести к возникновению болезненных состояний — от небольшой душевной, психической травмы до тяжелейших заболеваний, угрожающих жизни человека. Такие явления носят название ятропатогений (или кратко — ятрогений), что означает болезни, вызванные врачом или связанные с врачеванием. К ятропатогениям относят развитие у больного патологических состояний вследствие неполноценного врачевания. Сюда относятся различные нарушения, возникшие из-за неосторожных слов врача, из-за нерационального применения лекарственных средств, из-за неправильных лечебных и диагностических манипуляций и особенно из-за недостаточно обоснованных или недостаточно искусно произведенных операций.

Ятропатогении — не редкое и не безобидное явление. Это серьезные болезненные состояния, свидетельствующие о дефектах во врачебном искусстве. В большой когорте медиков нет-нет да и встречаются люди черствые, бездушные, потерявшие чувство ответственности и врачебного долга. И такие, с позволения сказать, врачи часто травмируют нервную систему больных не случайно, а в силу своих скверных качеств и дефектов в воспитании (домашнем, школьном, институтском).

В условиях царской России барское, бездушное отношение врача к больному (особенно к мужику) было явлением нередким. Яркий пример приводит И. И. Панаев в своих «Литературных воспоминаниях».

...Известный петербургский врач Спасский, только что вернувшийся от раненого А. С. Пушкина, был вызван к тяжелобольному. Схватив руку доктора, больной умоляющим голосом спросил его:
—       Скажите, есть ли какая-нибудь надежда, доктор? Могу ли я выздороветь?
—       Никакой,— ответил Спасский.— Да и что же тут такого? Все мы умрем, батюшка. Вон и Пушкин умирает! Слышите? Пушкин! Так уж нам с вами можно умереть!

Больной со стоном откинулся на подушки и умер в тот же день, что и Пушкин...

Хотя доктор Спасский и считался одним из лучших врачей своего времени, в этом случае он пренебрег элементарными принципами гуманизма.

А. П. Чехов в своем рассказе «Горе» вывел обобщенный образ такого типа докторов. Некий токарь Григорий Петров вез в больницу тяжелобольную жену. Была зима, мела метель, Петров заблудился, его жена умерла в дороге, а сам он был подобран и доставлен в больницу в бессознательном состоянии, с сильно отмороженными руками и ногами.

Очнувшись и чувствуя, что руки и ноги не слушаются его, Петров со слезами на глазах обращается к доктору Павлу Ивановичу:
—       Ваше высокородие! Ноги же мои где? Где руки?
На что доктор отвечает:
—       Прощайся с руками и ногами... Отморозил. Ну, чего же ты плачешь? Пожил, и слава богу! Небось шесть десятков прожил — будет с тебя!..

К сожалению, подобные доктора встречаются и в наши дни.

...На консультацию в клинику был приглашен врач-хирург. Осмотрев больную, находившуюся в тяжелом состоянии в связи с гангреной легкого с прорывом гноя в плевральную полость и эмпиемой плевры, этот горе-врачеватель тут же в палате громко объявил:
—       Да, тут дело швах!
Больной сделалось плохо, все присутствующие возмутились, а хирург удивился:
—       А что я такого сказал? Ведь состояние больной действительно безнадежно.

Не подлежит сомнению, что этот врач — случайный человек в медицине, что он не имеет ни малейшего представления ни о врачебном долге, ни о деонтологии, ни о человечности. И все же мы не воздержимся от вопроса: как и чему его учили в институте, где были его педагоги?