Развитие моторного поведения

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Очень трудно определить, что предшествует тому или иному навыку. Проблема эта настолько велика, что она отделяет эмбриологию поведения от любой другой ветви эмбриологии. В эмбриологии можно окрасить клетку таким образом, что все потомственные клетки будут иметь следы краски. Поэтому сравнительно легко установить предшествующие формы любого по желанию органа. В случае мозаичного яйца можно разрушить одну клетку или набор клеток; нормальные потомки разрушенной клетки исчезнут у подопытного животного, что опять-таки позволяет установить предшественника изучаемой морфологической структуры (рис. 6.4). Совершенно очевидно, что навыки окрасить нельзя, невозможно их и разрушить. Поэтому трудно наверняка установить, какая именно форма поведения предшествует какому-то более позднему навыку. Если некоторый навык появляется de novo в своей законченной форме, то трудно доказать, что он появился не в результате созревания независимых структур в мозгу. Даже если какой-то поздний навык очень сходен с ранним, нельзя с уверенностью утверждать, что этот ранний является подлинным предшественником более позднего. Ведь временная последовательность не обязательно связана с причинными отношениями.


Рис. 6.4. При изучении морфологического развития существует возможность выявления генетических линий роста частей тела путем разрушения отдельных клеток на некоторой ранней стадии развития и последующего наблюдения за тем, какая часть развивающегося организма будет отсутствовать. Слева внизу показано нормальное животное trichoptera larva. Если на двухклеточной стадии его развития разрушить одну из клеток (С), то развивается организм, показанный на рисунке справа внизу. По тому, какие органы присутствуют и отсутствуют у этого экспериментального животного, можно сказать, какие органы развиваются из каждой клетки.

Примером может служить развитие навыков ходьбы. Новорожденные будут «ходить», если их поддерживать (рис. 6.5). Эта форма поведения естественно исчезает, и настоящее хождение начинается спустя много месяцев.


Рис. 6.5. Ходьба новорожденного (Из: М. В. McGraw, The Neuromuscular Maturation of the Human Infant. Columbia University Press, 1943).

Является ли раннее хождение предшественником позднего? Их отделяет друг от друга много месяцев, однако их обычно называют первичным и вторичным хождением. Существует мнение, что первичное хождение исчезает в результате активного торможения, которое необходимо для того, чтобы появилось вторичное. Теория эта чисто умозрительная, так как вполне возможно, что данные формы поведения независимы друг от друга. Можно спросить, какие же доказательства могли бы убедить нас в том, что между этими формами поведения действительно существует связь? Если раннее хождение предшествует позднему, то модификации окружения должны были бы оказывать на них одинаковое воздействие; это можно сравнить с окрашиванием зародышевой клетки, в потомках которой можно впоследствии обнаружить краску. Подобного рода опыт был проделан Андре-Томасом и Даргасье (1952). Они ежедневно тренировали первичное хождение группы младенцев, а не игнорировали его, как это обычно бывает *. Когда пришло время вторичного хождения, то оно далось этой группе детей очень быстро. Так как ранние тренировки повлияли на дальнейшее поведение, это исследование доказало, что первичное хождение действительно предшествует вторичному. Если бы ранние тренировки не повлияли на позднее хождение, то мы вынуждены были бы признать, что эти навыки не связаны между собой. Если принять этот критерий, связи между ранним и поздним навыками, то надо признать, что опыты, в которых ранняя практика не влияла на последующий навык, вероятнее всего, свидетельствуют о том, что тренируемая и тестируемая формы поведения не связаны между собой — вывод, весьма далекий от ожидаемого.

* Первичное хождение у этих младенцев длилось гораздо больше, чем у детей контрольной группы, что исключает упомянутую выше гипотезу торможения.